ПРИЕМ В ЧЕСТЬ КРОВАВОЙ ЛУНЫ

Автор: Жанна Шульц ("Моя Мальта"  - Осень 2018)

Впервые мы познакомились с Фредом на вечеринке у моих мальтийских гостей. Был самый конец мая, когда ночи еще свежи, а в садах благоухает жасмин, смешиваясь с запахами барбекю. Фред пришел, хотя его никто не приглашал. Но его самого, самоуверенного и нахального, это ничуть не смущало.

-О, Фред, дружище! Как дела?

-Иди к нам, тут твои любимые креветки!

-Фреди, Фреди, посиди с нами!

Разумеется, он и не ожидал другого приема. Шикарный брюнет с желтоватыми глазами, ухоженное тело, грациозные движения – Фред был рожден для обожания и знал это. Вот только уши выдавали его непростой характер. Они были порваны в нескольких местах в уличных драках. И хвост обтрепался. Но для любого уважающего себя кота эти мелочи были поводом скорее для гордости, чем для печали.

 

Шли дни, но наши отношения с Фредом были мимолетны и недолговечны. Сезон вечеринок в саду был в самом разгаре, а он по-прежнему лишь брал с моих рук угощения.   Его глаза смотрели нахально и лениво. Максимум, что я получала – небрежное поглаживание об ноги, и Фред устремлялся к другим поклонницам.

Но однажды все изменилось.

В тот июльский вечер не было барбекю. Жасмин уже отцветал, и его запах перебивал тяжелый аромат перезревших апельсинов. В небе вставала луна, полная и красноватая. Через несколько часов, согласно прогнозу, она обещала стать кровавой и спрятаться за тенью Земли. Мои друзья в доме оживленно обсуждали предстоящее затмение, но в саду была только я одна. Такой знакомый и привычный днем, ночью пейзаж наполнился тенями и шорохами. Я забралась с ногами на шезлонг, уговаривая себя не бояться.

Луна росла на глазах, все смелее и смелее забираясь вверх по небосклону. Огромная, холодная, мрачная – звезды на ее фоне меркли. В саду стало светло так, что я могла различить все листья на деревьях. Ветер стих, я больше не слышала ничьих голосов, мир стал призрачным, и только нездешняя луна все набирала силу. Наконец самый краешек ее исчез. И, как будто разозлившись на эту кражу, луна начала багроветь. 

Вдруг быстрая тень прыгнула прямо ко мне на шезлонг. Сердце ушло в пятки, тело бросило в холод, несмотря на жаркую мальтийскую ночь.

Это был Фред.

- Ты меня напугал! – обиженно выдохнула я по-русски. – Шляешься тут по ночам, людей пугаешь.

Кот внимательно обследовал шезлонг, обнаружил, что еды нет, и насмешливо уставился на меня золотистыми глазами.

Мне стало досадно из-за недавнего испуга.

-Что, не понимаешь по-русски? – съехидничала я. – То-то же…

И чтобы унять страх, зачем-то стала декламировать коту Пушкина.

 - У Лукоморья дуб зеленый

Златая цепь на дубе том…

И днем и ночью… один кот неученый

(а также наглый и, вполне вероятно, с блохами)

все ходит по моему шезлонгу как по бульвару.

И тут произошло то, что я ну никак не ожидала.

Кот посмотрел на меня без привычной ленцы во взгляде и сказал громко и отчетливо по-русски:

 - Я бы вас, сударыня, попросил!

Я чуть было не упала с шезлонга. И когда дар речи вернулся, задала самый нелепый вопрос:

-Фред, ты говоришь???

Фред внимательно и долго молча смотрел на меня, пока я размышляла, есть ли в Mater Dei психиатрическое отделение, и как будет по-английски: «Доктор, у меня звуковые галлюцинации, сделайте что-нибудь!».

-Как видишь, - добил меня кот. – И даже по-русски. Мы, коты, понимаем все языки мира.

-У тебя акцент, – невежливо заметила я.

- Ой, кто б говорил, - хохотнул кот. – Слышала бы ты свой английский! Я вообще удивляюсь, что тебе в баре подают пиво, а не медведя.

 Теперь настала моя очередь обидеться.

-А почему раньше молчал? – нарушила я паузу.

 - Повода не было. – отрезал кот.

- А сейчас есть? – удивилась я.

-Луна, – коротко пояснил Фред. – Затмение.

Я кивнула, как будто это все объясняло, но потом не сдержалась и спросила, почему-то шепотом: «И что?»

Кот смотрел на меня меланхолично, явно печалясь о моих умственных способностях.

- Ты же наверняка знаешь, что мы, коты, являемся проводниками между мирами.

Я не знала, но кивнула.

-Обычно миры не соприкасаются друг с другом, как параллельные прямые.

Я молчала, ошарашенная кошачьей эрудированностью.

 - Ты гуманитарий? – съязвил кот. – Что непонятного? Есть множество миров вокруг нас. В одном из них живешь ты, в другом – духи, в третьем – кто-то, кому и названия еще нет. Переход между мирами для их жителей возможен только в исключительном случае, коими являются смерть, рождение, а также наличие особого дара. И только мы, коты, гуляем, где нам вздумается, переходя из одного мира в другой. А в такие ночи как сегодня, можем быть проводниками между мирами для людей.

Кот замолчал и задумчиво посмотрел на меня, оценивая, достойна ли я такого подарка. Но потом, видимо, вспомнил, сколько всего вкусного было съедено из моих рук, вскочил на ноги, потянулся и сказал:

 - Пошли! Мы опаздываем!

-Куда? – Опешила я.

-На прием в честь кровавой луны, разумеется! Сегодня достопочтенный Сэр Оливер Старки ждет гостей в своем роскошном доме в Валлетте. У меня приглашение на два лица! Там будут самые известные и знатные привидения Мальты. Ну что, ты со мной?

Луна спряталась за тень от Земли, и я больше не видела Фреда, только его глаза, желтые и наглые, смотрели прямо на меня. И тут он бросился прочь, к садовой калитке.

 Я вскочила с шезлонга и побежала за ним. Выскочив на пустынную в такой поздний час улицу, я увидела, как за поворотом мелькнул знакомый черный хвост. Фред бежал быстро, но, что удивительно, как бы далеко он не убегал, его размеры становились все больше и больше! И вот, когда я, наконец-таки, догнала его, он был ростом с крупного пса!

Бежать было легко. Сначала мои подошвы звонко впечатывались в мостовую, но вскоре я стала бежать также беззвучно, как и Фред, а потом и вовсе перестала касаться земли.

Остановились мы в Валлетте перед Российским центром науки и культуры. Хорошо знакомый мне днем, ночью он выглядел мрачновато. На улице по-прежнему было темно и безлюдно, луна прикрылась черным диском. Лишь красноватое свечение на ночном небе выдавало ее местоположение. Стало ощутимо холоднее, клочья тумана ползли по каменным плитам. Фред потянулся, изогнул спину и ловко забалансировал на задних лапах. Его шерсть стала гуще, а сам он уже был ростом мне по плечо!

Невозможно было не вспомнить булгаковского Бегемота, но спросить, читал ли Фред Булгакова, было неловко, поэтому я оставила сравнение при себе.

Кот скользнул к двери и постучал три раза.

Дверь отворилась, за ней был свет, голоса, где-то играла музыка. В такой поздний час в РЦНК устраивают прием?

Внутри все было совсем не так, как мне помнилось. В особняке кипела жизнь. Горели свечи, мимо нас сновали официанты в смокингах, на диванчиках и креслах сидели и оживленно беседовали многочисленные парочки, веселые компании, бегали дети, тяжело переступали рыцари в доспехах. На полу тут и там резвились собаки, на подоконниках расположились коты. Некоторые вели себя совсем как люди, другие же выглядели обычными котами. Люди были одеты в исторические костюмы и мне стало неловко за свое скромное платье из Mark&Spenser.

Официант предложил мне бокал шампанского, а Фреду маленькую рюмочку чего-то темного, пахнувшего мятой и валерианой.

Фред пригубил настойку, решительно взял меня под локоть, подмигнул и повел здороваться с публикой.

Сэр Оливер Старки оказался невысоким мужчиной лет 50. Его осанка выдавала в нем человека с военным прошлым, а глаза смотрели строго и чуть высокомерно. Поприветствовав нас с Фредом, он тут же попросил у нас извинения и вернулся к беседе с рыцарем в черных доспехах.

-Фред, а где же привидения? – Не выдержала я.

Фред засмеялся.

-Ты ожидала увидеть бесплотные тени в простынях? Дорогая, это же имидж для туристов! Духи предпочитают выглядеть так, как запомнили сами себя при земной жизни. Например, наш гостеприимный хозяин, сэр Старки, при жизни был рыцарем Мальтийского ордена, любил собак и балы. Сэр Оливер принимал участие в осаде Мальты, которая длилась с мая по сентябрь 1565 года, и был единственным английским рыцарем, который оставил свой след в истории этого непростого периода. Перед смертью Старки завещал свое немалое состояние на церковные мессы, которые должны были читаться за упокой его души до скончания времен. Его желание было законом в течение долгих веков, но современные люди стали ужасно необязательными. И мессы служить перестали. Вот Сэру Оливеру и приходится периодически напоминать о себе, являясь нынешним обитателям особняка.

-Да-да, - вспомнила я, - кажется, я слышала истории о страшном вое по ночам и пирах.

-Пиры- это возможно. Но чтобы Сэр Оливер, джентльмен и лейтенант, выл?? - Удивился Фред. - Это все Фидо, его любимый пес. Крайне неприятный тип, если между нами.

А кто этот рыцарь, с которым беседует Сэр Старки? – Полюбопытствовала я.

-О, это Магистр Энтони Мануэль де Вильена. Также известный в народе как Черный Рыцарь. Именно под его руководством был построен в 1723-1726 годах великолепный Форт Маноэль на одноименном островке между Слимой и Гзирой.

Во время Второй мировой войны склеп и часовня в крепости были разрушены вандалами, вот тогда- то почтенному духу Сэра Энтони пришлось облачаться в доспехи и регалии и являться людям. Люди, надо отдать им должное, сначала перепугались, а потом восстановили часовню. И Черный рыцарь, как они прозвали Магистра, успокоился. Ровно до 1980 года, когда вандалы снова покусились на дорогие его сердцу вещи. С тех пор Черный Рыцарь периодически появляется в Форте Маноэль, пугает рабочих и следит за порядком. Мало ли что.

 

Где-то наверху в зале начал играть оркестр. Дамы оживились, многие устремились наверх в компании кавалеров. Наступило время танцев! Одна девушка в шикарном голубом платье прошла так близко от меня, что я уловила тонкий аромат ее духов. Красавица улыбнулась мне, а Фред склонился перед ней в поклоне и поцеловал кончики пальцев.

-Ах, Фред, - шутливо упрекнула его девушка, - ты совсем не заходишь к нам во дворец!

Фред рассыпался в извинениях и обещал непременно быть. Но как только красавица со своим спутником направились наверх, закатил наглые золотистые глаза в притворной скуке.

-Ох, уж эта Голубая Леди… Иногда мне кажется, единственная причина, почему она является людям,– это возможность продемонстрировать свой наряд, – с заговорческим видом изрек Фред. - Ее история печальна. Эта красивая леди была племянницей Великого магистра, который сосватал ее за знатного, но, увы, не очень симпатичного рыцаря. Строптивая девушка отказалась выходить замуж за нелюбимого и была заточена в своей комнате. Но девица была не из робких, она не стала ждать прекрасного принца, а попыталась сбежать через окно. К несчастью, попытка оказалась неудачной, и наша леди разбилась, упав на каменные плиты. С тех пор ее дух нет-нет да и появится в зеркалах дворца Вердалы. Так обидно умереть молодой и прекрасной, но вдвойне обидно умереть в новом платье, в котором ты толком и не потанцевала на балах!

Мимо нас прошло еще несколько разодетых дам. Фред поклонился им, взмахнув хвостом, взял с подноса официанта уже третью рюмочку темной настойки и опять наклонился к моему уху.

 - А вот эти леди обожают шутить над джентльменами. Девушки являются им по ночам, когда мужчины выходят из бара, и просят проводить их домой. Ну кто может отказать красавицам? В итоге, ты не поверишь, наивные сеньоры, ах, сколько их было – лорды и матросы, ирландцы и англичане, обнаруживали себя утром не в прекрасном доме с богато накрытыми столами, как им казалось вначале, а в давно заброшенных разрушенных домах!

Мне показалось, что это совсем не смешно, но я не стала спорить.

- Фред, а кто эта девушка в подвенечном платье?

 - Ооо, это моя любимица, - мурлыкнул кот. – Это Мэри из Мдины, когда-то она была самой обычной девушкой, на которую однажды поздним вечером напал какой-то мерзкий рыцарь. В завязавшейся борьбе Мэри убила рыцаря и за это была приговорена к смертной казни. В своем предсмертном желании она попросила обвенчать ее перед смертью с любимым человеком. Судьи не отказали, но после церковной церемонии Мэри отрубили голову. И теперь самыми темными ночами на улочках Мдины впечатлительные туристы видят призрак безголовой невесты.

Я присмотрелась к девушке – голова была на месте, о чем я сообщила Фреду.

 -Туристы сейчас избалованные, так что приходится идти на крайние меры. Просто невестой сейчас никого не испугаешь! А в нерабочее время Мэри предпочитает ходить с головой.

Фред бросился к девушке, и они расцеловались как старые друзья.

Музыка звучала все громче и громче, мы с котом поднялись в большую, полную кружащихся пар залу. Свет сотен свечей играл на потолке и стенах, шампанское лилось рекой, веселье было таким зажигательным, что на какое-то время я забыла о том, где и с кем я нахожусь. Фред оказался отличным танцором и отчаянным сплетником – совсем скоро я знала все о присутствующих. Истории были разными: о любви, долге, битвах и предательстве. Я украдкой подняла оброненную кем-то из дам золотую ленту. Мне так хотелось оставить что-то на память о сегодняшней фантастической ночи…

 Вдруг веселье пошло на убыль. Официанты и лакеи открыли окна и балконные двери, и стало ясно, что затмение идет на убыль. Воздух ворвался в зал, задул свечи, погрузил присутствующих в дым. Музыка стихла.

Луна больше не желала быть в тени старшего собрата по небосклону и медленно возвращалась, уже вполне привычная. Я обернулась к Фреду и увидела, что он стал меньше, и уже мало чем отличался от обычного мальтийского кота.

 - Нам пора, - шепнул мне Фред.

Огромный зал поплыл у меня в глазах, и, когда я снова их открыла, я лежала в саду на шезлонге, заботливо укрытая пледом, а в ногах у меня спал наглый и, увы, больше не разговаривающий Фред. Оказалось, что я проспала самое грандиозное в этом столетии затмение! Обдумывая свой такой необычный и яркий сон, я заметила, что сжимаю что-то в правой руке. Это была старая и ветхая дамская ленточка со следами позолоты. На ней угадывались полустертые буквы ««Omni Somnia», означающие «Все-сон».

Главная » Статьи » Игры для взрослых » ПРИЕМ В ЧЕСТЬ КРОВАВОЙ ЛУНЫ